chronograph


Фотоблог Вадима Кондратьева

Самарская область и Поволжье


Previous Entry Share Next Entry
Фотограф Семён Фридлянд (1905-1964)
chronograph
Удивительно, но о биографии одного из самых талантливых фоторепортеров Советского Союза, Семёне Осиповиче Фринлянде, известно очень мало. А меж тем на карте нашей страны сложно найти место, где бы не побывал Семён Фринлянд со своим фотоаппаратом. Если собрать воедино все фотографии Фридлянда (а их сохранилось около 19 тысяч !), то можно увидеть историю Советского государства 1930-1960-х годов - Великую отечественную войну, новостройки и колхозные нивы, города и таёжные посёлки, дела и подвиги советских людей.



Семён Фринлянд родился в 1905 году в Киеве в семье еврея-сапожника Осипа Моисеевича Фридлянда. В 1922 г. окончил семилетнюю школу. С 1925 года работал в журнале «Огонек», которым в то время руководил его двоюродный брат, известный советский журналист и писатель Михаил Кольцов, — сначала помощником фоторепортера, а затем фотокорреспондентом. На выставке «10 лет советской фотографии» был награждён дипломом 1-й степени. В 1930 году перешёл в фотоагентство «Унион» (впоследствии «Союзфото»), где работал до 1932 года фоторепортером, редактором и заведующим массовым отделом. В 1932 г. окончил операторский факультет Государственного института кинематографии. С 1932 г. работал в журнале «СССР на стройке». С 1933 года — фотокорреспондент центральной партийной ежедневной газеты «Правда». В конце 1930-х годов — председатель Ассоциации московских фоторепортеров. В годы Великой Отечественной войны — фотокор Совинформбюро. В 1950-х годах — заведующий отделом фотографии журнала «Огонек». Приходится двоюродным братом двум родным братьям — писателю Михаилу Кольцову (1898-1942) и известному советскому художнику-карикатуристу Борису Ефимову (1900-2008).

Благодаря библиотеке Денверского университета, которая оцифровала и выложила в свободный доступ (тут хочется бросить камень в огород нашим музеям и архивам) большинство фотографий Семёна Фринлянда, мы можем познакомится с его творчеством.

01. Фотографий, на которых изображен сам Семён Фридлянд очень мало, представляю вам некоторые их них.


02. Семён Фридлянд (справа) и неизвестный мужчина в форме.


03. Семён Фридлянд на реке Суре


04. Семён Фридлянд с супругой Оксаной.


05. Оксана Фридлянд с двумя сыновьями.


06. Оксана Фридлянд с двумя сыновьями.


07. Семён Фридлянд со своими сыновьями.


08. Семён Фридлянд (справа) на море


09. Семён Фридлянд со своими сыновьями.


10. Семён Фридлянд со своими сыновьями
53

11. Семён Фридлянд
54

12. Семён Фридлянд (слева на фото)


Из воспоминаний Юрия Кривоносова (источник)

Он (Фридлянд) родился в Киеве, но совсем не был похож на типичного киевлянина - и язык его был без обычного южного говорка, и не было в нем малоросского гонорка, от юга в нем был только мягкий юмор с грустинкой, совсем как у Исаака Бабеля. В 1925 году по приглашению двоюродного брата он приехал в Москву. К тому времени его брат - Михаил Кольцов (без псевдонима тоже Фридлянд - был уже очень известен: журналист "номер один" и создатель "Огонька", где Семен Осипович, тогда еще просто Сёма, и начал работать фотокорреспондентом. Уже через год он стал участвовать в фотовыставках, получал за свои работы призы и дипломы и быстро выдвинулся в ряды лучших фотожурналистов страны. Но одной только фотографии его глубокой натуре было мало, и он начал писать заметки, репортажи и даже очерки, и получалось это у него очень даже неплохо. Но приближался год "Великого перелома", и молодой журналист сообразил, что слово, обреченное на несвободу, таит в себе большие опасности, и, отложив перо, целиком сосредоточился на фотокамере. Тогда еще очень немногие предусмотрительные и соображающие люди поняли, что в это время надо быть "хорошо побритым во втором ряду", и покинули взрывоопасные должности. Так ставший со временем классиком теории и истории фотографии, и к тому же музыковедом, Сергей Александрович Морозов ушел из отдела литературы "Правды" и на всю жизнь прикрылся фотографией как щитом, что принесло большую пользу и ей и ему. В "Правде" Фридлянд тоже побывал - фоторепортером, и в журнале "СССР на стройке", и в "Союзфото", через которые прошли почти все пионеры советской фотожурналистики, и поучился во ВГИКе на операторском факультете. Потом началась война, и он прошел ее фотокорреспондентом Совинформбюро. А потом по примеру блудного сына вернулся в "отчий дом" - журнал "Огонёк". Там мы с ним и познакомились, в 1951 году, когда я пришел туда демобилизованным спецом аэрофоторазведслужбы после почти восьми лет, отданных морской авиации, и имея на боевом счету всего семь классов средней школы. Все это имеет к Семену Осиповичу самое непосредственное отношение, потому что он тут же занялся моим образованием. Он следил за моей учебой в правдинской вечерней школе рабочей молодежи, и позже, когда я поступил в МГУ. Именно Фридлянд и примкнувшие к нему бывалый журналист Савва Тимофеевич Морозов (внук того самого Морозова) и заведовавший отделом информации Яков Моисеевич Гик настояли на том, чтобы я поступал не на факультет журналистики, как того хотел я, а на филологический. "Ты что, - говорили они мне, - собираешься изучать историю и теорию партийной печати? Иди на филологию, будешь знать литературу и язык, а практику журнальной работы ты и так каждый день в редакции видишь". За этот совет я благодарен им и по сей день!

Да, время было жестокое. Михаила Кольцова арестовали и расстреляли, - слишком много знал, к тому же был не в меру активным и самостоятельным в суждениях, и тень "врага народа" нависла и над Семеном Осиповичем, и над родным братом Кольцова - художником-каррикатуристом Борисом Ефимовым (тоже Фридляндом). А когда "вождя-кровопроливца" не стало, и начались реабилитации, они оба, объединив свои усилия, попытались что-то узнать о своем знаменитом брате, да так ничего и не узнали - вскоре после ареста он стал числиться под номерами, которые все время менялись, а затем следы его безвозвратно потерялись в недрах ГУЛАГа. А может, всё это было просто отвлекающим маневром, и расстреляли его сразу же после ареста, как это обычно и делалось. И стоит теперь на Донском кладбище в семейном уголке Фридляндов каменное надгробие, под которым нет никакого гроба, и только на камне том начертано: "Михаил Кольцов. 1898-1942". Пусть хоть так сохраняется память о нём...

В творчестве Семена Фридлянда удивительно органично сочетаются элементы классической фотографии с ее выверенными композициями и приемы репортажного метода съемки, который начал безвозбранно внедряться только с середины пятидесятых годов, а у Семена Осиповича это обнаруживается значительно раньше...

Примерно в середине пятидесятых его назначают заведующим фотоотдела "Огонька". Отдел этот находился в весьма плачевном состоянии. До конца пятьдесят второго года в отделе было всё в порядке, потому что руководил им знающий и понимающий человек - прекрасный организатор фотографического дела Алексей Александрович Вольгемут. Его фамилия у некоторых людей вызвала определенные подозрения, и его вытащили на партсобрание с обвинением в сокрытии своей национальной принадлежности: в паспорте у него значилось - русский. А в это время раздували "дело врачей", и борьба с "людьми, не имеющими родины" доходила до полной истерики. На собрании выяснилось, что по отцу он немец, а не то, что подумали, и он с юмором заметил: "Да, я скрыл свою национальность, чтобы всю войну пройти в танке". К тому же оказалось, что в партийном деле он немцем и числится. Но от него не отступились, и объявили ему "строгача", против которого голосовали только два наивных правдолюбца - ретушер Леша Боровиков и я грешный. Оба не так давно демобилизованные ратники, мы никак не могли взять в толк, за что его тягают: ведь и русский правильно, и немец правильно... Ну а под "строгача" и с должности его сняли, сделав зав.лабораторией. А на его место назначили человека, у которого с ФИО был полный порядок, только был он совершенно безграмотен, дубоват и ничего не понимал в фотографии.

Когда же отпустили врачей, то восстанавливать отдел призвали Фридлянда, который укрепление его начал с привлечения свежих сил. Во время командировки в Ленинград он побывал в фотоклубах, и в одном из них нашел двух способных ребят - Гену Копосова и Леву Шерстенникова, которых пригласил в "Огонек". Оба они очень скоро стали не просто известными, а одними из лучших фоторепортеров страны. Однажды Фридлянд встретил меня в коридоре - шел с редколлегии и прямо-таки излучал сияние - и сказал: "Послушайте, Помидор!" (Он всех называл на Вы, даже обращаясь по прозвищу; а у меня их за жизнь было немало; огоньковское "Помидор" - за ярко рыжую шевелюру). "Только что я пробил вас с Копосовым в штатные фотокорреспонденты! Принимайте поздравления!"

Поиску молодых талантов он отдавал много времени и сил. Являясь членом редколлегии журнала "Советское фото", он бывал на семинарах и выставках, в своих статьях и рецензиях делал их разбор и внес большой вклад в развитие теории фотографии вообще и фотожурналистики в частности. И еще находил время работать в фотосекциях Союза журналистов и Общества дружбы с зарубежными странами. А в нашем журнале он ввел перспективное планирование фотоинформации. Но вместо предшествовавшего рисования будущих кадров разрабатывал идеи фоторепортажей и фотоочерков, разъяснял какими творческими приемами следует раскрывать ту или иную тему, на чем делать акцент и каким образом создавать единство фотографии и текста. В этом он видел главную специфику фотожурналистики, как самостоятельного вида газетно-журнального дела. Но, даже будучи таким прагматиком, он оставался лириком в душе. Запомнилось его высказывание в ответ на мое сетование, что вот, мол, я увидел замечательный сюжет, а снять его не смог, - наши фотографические средства оказались при этом беспомощными: "Не огорчайтесь. Далеко не все можно снять, умейте просто любоваться и впитывать прекрасное в свою душу. Это потом вам поможет в жизни, а не только в фотографии". А в его собственных снимках всегда было много души и такого необходимого компонента, как пластика. Еще, будучи фотолаборантом, я однажды печатал его фотографию. Память уже не удерживает всего сюжета, но там был пароходик, волны, берег и что-то еще. Он стоял рядом и корректировал мою работу. А я старался, применял всякие ухищрения, включая горячую воду и остановку проявки каких-то участков снимка. И, как это довольно редко случается, попал с первого отпечатка. Потом надо было печатать этот снимок для какой-то выставки, и сколько ни бились лаборанты, репортеры, да и я сам, никому так и не удалось добиться того качества. Фридлянд при всем этом присутствовал, смотрел, качал головой и наконец рассмеялся: "Ну что ж, и такое бывает в фотографии".

Теперь давайте посмотрим некоторые фотографии Семёна Фринлянда, как-нибудь позже сделаю более подробные подборки.

13. Великая отечественная война


14.


15.


16.


17. Страна восстанавливается после войны


18.


"Как хорошо жить в СССР"

19.


20.


21.


22.


Города СССР и великие стройки

23. Киев


24. Сочи


25. Владивосток


26. Шлюзы Жигулевской (Куйбышевской) ГЭС


27. Куйбышев


28. Москва


29. Москва


Люди труда

30.


31.


32.


33.


34.


35.


36.


И множество других тем

37.


38.


39.


40.


41.


42.


43.


44.


45.


46.


47.


48.


49.


50.


51.


52.


53.


54.


Посмотрите также:
САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ НА ФОТОГРАФИЯХ СЕМЁНА ФРИДЛЯНДА
ЛЮДИ ТРУДА НА ФОТОГРАФИЯХ СЕМЁНА ФРИДЛЯНДА
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА НА ФОТОГРАФИЯХ СЕМЁНА ФРИДЛЯНДА
НИЖНИЙ НОВГОРОД НА ФОТОГРАФИЯХ СЕМЁНА ФРИДЛЯНДА

Другие фотографы в моём блоге: Максим Дмитриев, Карл Булла, Иван Букин


Больше интересного можно найти в КАТАЛОГЕ ВСЕХ МОИХ ЗАПИСЕЙ
Я в соц. сетях (ВКОНТАКТЕ) (В ФЕЙСБУКЕ)

  • 1
Отличные фотографии.
Спасибо.

Отличные снимки, талантливый фотограф.

Замечательные душевные фотографии!

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Фото 24. Наверное, всё-таки уже эксплуатация, а не стройка.
Фото 25. Интересный кадр. Театр ещё до реконструкции.

Более того, это явно верхние шлюзы. А когда железную дорогу через ГЭС провели?

точно не скажу, кажется в 1958-м

очень интересная жизнь получилась у человека.
Спасибо за подробности!

будет ещё продолжение в виде тематических подборок фото

Люблю старые фото из жизни.

Плёнку Agfa он использовал,читал про это.А из Ч\Б интересно какую...Сканы хорошие...

да, американцы постарались, качественно отсканировали

Самарская область на фотографиях Семёна Фридлянда

Пользователь sergey_721 сослался на вашу запись в своей записи «Самарская область на фотографиях Семёна Фридлянда» в контексте: [...] известном советском фоторепортёре Семёне Фридлянде я уже рассказывал (ЗДЕСЬ [...]

Люди труда на фотографиях Семёна Фридлянда

Пользователь terranova2017 сослался на вашу запись в своей записи «Люди труда на фотографиях Семёна Фридлянда» в контексте: [...] после войны 53. 54. 55. Москва, на стройке МГУ Посмотрите также: БИОГРАФИЯ СЕМЁНА ФРИДЛЯНДА [...]

Пользователь xan_13 сослался на вашу запись в своей записи «Люди труда » в контексте: [...] после войны 53. 54. 55. Москва, на стройке МГУ Посмотрите также: БИОГРАФИЯ СЕМЁНА ФРИДЛЯНДА [...]

на 2 фото слева - это Василий Гаврилович Тихонов, скорее всего, сразу после вручения ему Звзды Героя, за первые бомбардировки Берлина нашей дальней авиацией в августе 1941 г. Впоследствии, В.Г. Тихонов в отставку ушел в звании генерал-лейтенанта.

Отличные фотографии! Приятно окунуться в историю!

Marek

(Anonymous)
02. Семён Фридлянд (справа) и неизвестный мужчина в форме.

Неизвестный мужчина майор Василий Гаврилович Тихонов, Герой Советского Союза.

снимок 48.Постановка в духе репортажей того времени.А портрета Сталина видимо не нашли и наспех сделали табличку "сталин".И бабуся-героиня явно впервые в такой обстановке.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account